// В мире // 26 Апреля 2022 г.

"Мы не понимали, насколько были свободными". Рассказывают жители оккупированного Херсона и области

время публикаци:
последнее обновление:

В Херсоне и области ходят слухи, что в ближайшее время будет проведен референдум о создании так называемой "Херсонской народной республики". Жителей Херсона призывают выйти 27 апреля на митинг против создания ХНР. Местные жители сообщают, что выезд из Херсона и Херсонской области в сторону подконтрольной Украине территории в настоящий момент практически невозможен.

Советник офиса президента Украины Алексей Арестович заявлял, что референдум состоится в первых числах мая. Жители Херсона и области, с которыми побеседовала редакция NEWSru.co.il, говорят, что, по слухам, референдум пройдет в ближайшие дни. При этом в российском МИДе утверждают, что ничего не знают о подготовке референдума в Херсоне.

Материал подготовила Алла Гаврилова. Имена людей, упомянутых в публикации, изменены.

"Люди просто исчезают"

Елена живет и учится в Киеве, однако в первые дни войны она с родителями оказалась в Херсоне, и выехать уже не смогла.

По словам Елены, в Херсоне сейчас "тихо". На здании городской администрации все еще флаг Украины. Российские флаги по ночам жители снимают, но утром они появляются опять. Продукты есть, но катастрофически не хватает лекарств – особенно инсулина и препаратов от гипертонии. Лекарства иногда выдают в местных больницах, где по утрам собираются огромные очереди. Хватает не всем.

Елена рассказывает, что в первые недели оккупации они с родителями ходили на проукраинские митинги на площади Свободы Херсона. Однако потом митинги начали разгонять, пускать слезоточивый газ и стрелять по митингующим. И акции протеста прекратились.

"Тут действительно тихо, только ездят бронетранспортеры с "зетами", но мы стараемся поменьше выходить на улицу, только в магазин за продуктами, потому что люди просто исчезают. В основном активисты. Отец моей однокурсницы, который ходил на все митинги, однажды вышел из дома и не вернулся. Никто до сих пор не знает, где он. Еще один наш знакомый исчез на три дня, вернулся сильно избитый, но ничего не рассказывает", – говорит Елена.

По словам девушки, из города можно выехать только в сторону Крыма. В сторону территории, которая находится под контролем Украины, не выпускают: "Я знаю несколько человек, которым удалось выехать, но других просто разворачивают на блокпостах, часто выгребая все, что нашли в машине".

Елена говорит, что в Херсоне сейчас много жителей окрестных сел, где ситуация с медикаментами и продовольствием намного хуже.

"Лекарств нет, на продукты нет денег, кто может – уезжает"

Ольга, жительница села Першопокровка Нижнесерогозского района Херсонской области, подтверждает, что гуманитарная ситуация в селах катастрофическая. Ольга работает в местном доме престарелых. По словам женщины, офис государственной организации, в ведомстве которой находится ее дом престарелых, расположен в районном центре Нижние Серогозы. Когда районный центр заняли российские войска, в дом престарелых прекратилась поставка продуктов и медикаментов. В сельский продуктовый магазин товары завозят нерегулярно, а цены на продукты так выросли, что ничего купить невозможно.

Женщина говорит, что сначала старикам привозили муку и картошку местные фермеры, а сотрудники дома престарелых делали лепешки и пытались экономить продовольствие. Когда оказалось, что и продукты и лекарства почти закончились, их "выручил Израиль".

"О нас узнали волонтеры в Израиле, и начали собирать и передавать нам деньги. А я несколько раз находила людей, которые могут на эти деньги закупить и привезти лекарства. Правда, к нам не все лекарства доходили, но мы пока держимся только на этом", – рассказывает Ольга.

На деньги, полученные от израильтян, женщина покупает не только лекарства. Их хватает еще на продукты, которые она привозит малоимущим и многодетным семьям.

У Ольги двое детей – 12-летний сын и дочь-студентка. В первые дни войны дочь Ольги оказалась в Чернобаевке. Там они с ее молодым человеком прячутся от обстрелов в подвале. Несколько раз молодые люди пытались выехать с оккупированной территории, но пока их каждый раз разворачивали.

"Из нашего села сейчас уезжают все, кто может. Говорят, скоро будет референдум, и все очень боятся, что начнут сгонять голосовать. И боятся, что после этого в Украину уже совсем не получится выехать", – говорит женщина.

"В России даже на кухне говорят шепотом"

Игорь с женой и двумя детьми (одной из которых месяц) жили в Скадовске в Херсонской области. Игорь говорит, что когда в Скадовске и других населенных пунктах начали пропадать мужчины призывного возраста, они с семьей решили, что пора срочно уезжать.

После того, как близких родственников Игоря, которые пытались выехать на подконтрольную Украине территорию, не пропустили через российские блокпосты, Игорь решил ехать в Крым, а оттуда через Россию выбираться за границу. На переправе в Крым была огромная очередь из машин. Машины обыскивали, мужчин раздевали и искали у них татуировки и следы от приклада. Процедура была долгой и унизительной, но в конце концов машину с Игорем и его семьей пропустили.

"Мы ехали несколько дней. Сначала сняли комнату в Крыму, потом останавливались уже в России. Я до сих пор не понимал, насколько мы раньше были свободными. А в России как в тюрьме, они даже на кухне говорят шепотом. Вокруг "зеты", украинцев они либо ненавидят, либо поздравляют с "освобождением"", – говорит Игорь.

Игорю и его семье удалось пересечь границу, в настоящий момент они находятся в Грузии.