// В Израиле // Воскресенье, 28 августа 2011 г.

Раввин Меир Лау: я готов заменить Гилада Шалита в плену ХАМАС

время публикаци:
последнее обновление:

28 августа активисты Штаба по борьбе за освобождение Гилада Шалита провели митинг на пограничном переходе "Эрез", отметив 25-й день рождения похищенного солдата. Напомним, Шалит уже пятый день рождения встречает в плену у палестинских террористов.

К митингу присоединилась 83-летняя Наоми Орев, которая сама побывала в плену – ее захватили бойцы иорданского Арабского легиона во время Войны за независимость Израиля, передает радиостанция "Коль Исраэль".

Главный раввин Тель-Авив Меир Лау (бывший главный раввин Израиля) заявил, что готов заменить Гилада Шалита в плену у ХАМАС. Лау заявил, что ближневосточные народы один за одним обретаю свободу, в то время, как Шалит по-прежнему томится в темнице.


Активисты попытались задержать грузовые автомобили, следующие в сектор Газы, чтобы выразить протест против недостаточного давления на палестинских террористов. Помимо этого, один из лидеров Штаба призвал израильское правительство заключить сделку с ХАМАС и освободить заключенных, чтобы Шалит мог вернуться домой. Активист подчеркнул, что множество отставных генералов и высокопоставленных руководителей спецслужб считают возможным освобождение террористов в обмен на Шалита.

Противоположную точку зрения попыталась озвучить депутат Кнессета Ципи Хотовели ("Ликуд"). Она заявила, что сделка на условиях ХАМАС обернется катастрофой. Ее выступление неоднократно прерывалось выкриками активистов, требовавших немедленно заключить соглашение с террористами. Когда Хотовели сказала, что пришла поддержать семью Шалит, ей в ответ заявили, что она на самом деле пришла ради очередного выступления перед телекамерами.

Напомним, газета "Аль-Хаят" сообщила 28 августа, что переговоры по обмену пленными между Израилем и ХАМАС возобновятся сразу после праздника Ид Аль-Фитр, завершающего месяц Рамадан. На позапрошлой неделе сообщалось, что власти Израиля согласились пойти на дополнительные уступки, чтобы сдвинуть с мертвой точки переговоры об условиях освобождения Шалита, однако затем переговоры снова забуксовали.