// В Израиле // 11 Февраля 2024 г.

Арабские СМИ и "медиа-джихад". Интервью с Идит Бар

время публикаци:
последнее обновление:
Эксклюзив NEWSru Israel

Идит Бар часто выступает в арабоязычных СМИ, исследует ислам и является автором подкаста о женщинах Ближнего Востока. В интервью NEWSru.co.il она рассказывает о различиях между информационными ресурсами, особенностях журналистской терминологии и попытках вести дискуссию в атмосфере, далекой от нейтральности.

Беседовал Шауль Резник.

Однозначные для нас понятия, такие как Государство Израиль и ЦАХАЛ, в арабских СМИ называются по-разному. Выражением "армия обороны" пользуется, наверное, только "Макан", Арабская служба израильской вещательной корпорации. Остальные масс-медиа – в диапазоне от "израильская армия" до "оккупационная". Можно ли судить о направленности того или иного СМИ по терминам, которые звучат в его эфире?

Терминология в арабском мире выбирается очень тщательно, в эфире радиостанции, аффилированной с ХАМАСом, вместо "поселение" ("мустаутана") ведущие периодически говорят "мугтасаба". Это слово имеет коннотацию изнасилования и грабежа.

Меня часто представляют: "С нами в эфире гостья из оккупированной Палестины". Я сразу же вмешиваюсь: "Из Государства Израиль, столица которого – Иерусалим". На Ближнем Востоке нельзя поступаться честью. Мы, израильтяне, к сожалению, этим пренебрегаем – когда-то в наших газетах писали о "наших героических бойцах, вернувшихся с фронта", а сегодня ограничиваются "израильскими солдатами". Противоположная сторона не стесняется демонстрировать патриотизм и национальные чувства. Мы подзабыли эти понятия, предпочитая дипломатичные формулировки.

Арабский – очень богатый язык, с синонимами и подтекстом. Когда говорят, что Израиль заявил о чём-либо, нередко используют глагол "заамат", он подразумевает не просто заявление, а ложное, сомнительное. Так нейтральное новостное сообщение превращается в оценочное. Если говорят "тифл" (ребенок), имеют в виду человека в возрасте до 21 года. Он может быть и половозрелым террористом, но если он будет убит, его впишут в графу "Женщины и дети".

Есть телеканалы, которые относятся к Израилю однозначно враждебно. Например, ливанский "Аль-Маядин", практически рупор "Хизбаллы". Вместо упоминания Израиля на таких каналах говорят "сионистское образование", ЦАХАЛ, помимо "оккупационной армии", называют "сионистскими бандами". Если один и тот же термин повторяется многократно, это оказывает воздействие на зрителей.

Недавний теракт в Шхеме, когда был открыт огонь по солдатам ЦАХАЛа, описывался следующим образом: Израиль беспричинно убил палестинца. Теракты называются "амалия", акция, – это термин в контексте исламского сопротивления, который несет положительный смысл. Есть также выражение "амалия науаия", качественная акция. То есть эффективный теракт, с большим числом жертв. Именно так описывалось то, что произошло 7 октября.

"Аль-Джазира" не просто поддерживает палестинцев и ХАМАС – этот телеканал ведет джихад. Я своими глазами видела заголовок "Медиа-джихад", который телеканал вынес в нижнюю часть экрана. Ведущие гордятся осознанным выбором позиции, и это ощущается по оговоркам: "Были выпущены ракеты по населенным пунктам, граничащим с Газой… простите, по поселениям".

Что происходит в масс-медиа Персидского залива?

Там конфликт преподносится по-разному. Это зависит от того, является ли средство массовой информации прогосударственным или оппозиционным. Скажем, саудовская газета "Аль-Иттихад" освещает вопросы, связанные с палестинцами, но далеко не на первых страницах и не обязательно в контексте войны: культурные, бизнес-мероприятия. Когда речь идет о газете, получающей финансирование из Катара, как "Аль-Кудс Аль-Араби", Газе там будет посвящено буквально всё печатное пространство.

Если же вернуться к нашим ближайшим соседям, в Иордании и Египте СМИ относятся к Израилю подчеркнуто враждебно. В египетских газетах предостаточно антисемитских карикатур – израильский солдат в виде свиньи в кипе, намек на сказанное в Коране о том, что Аллах превратил евреев-грешников в обезьян и свиней.

Как на этом фоне выглядят "Макан" и региональные израильские радиостанции на арабском языке?

Когда я слушаю [официальную радиостанцию ПА] "Голос Палестины", а потом переключаюсь на "Макан", я немного успокаиваюсь. Но далеко не всегда. В их передачах тоже участвуют гости, которые делают антиизраильские и даже подстрекательские заявления.

Я как-то написала письмо в "Макан": изначальная цель Арабской службы израильской корпорации вещания – служить альтернативой, транслировать голоса израильских арабов, которые заинтересованы в интеграции и хотят быть частью нашего государства. А иначе чем тогда "Макан" отличается от других арабских средств информации? У ХАМАСа и "Хизбаллы" предостаточно СМИ и без "Макан". Кстати, мои друзья из числа израильских арабов говорят, что среди их молодежи популярны "Аль-Джазира" и "Аль-Маядин". Это очень прискорбно – это означает, что молодое поколение израильских арабов перенимает экстремистский и лживый нарратив.

"Радио аш-Шамс" и "Радио Нас" интервьюируют членов Высшего комитета по наблюдению за арабскими гражданами Израиля. Это, конечно, не уровень радиостанций ХАМАСа, но повестка там пропалестинская. Часто звучат обвинения Израиля в апартеиде и так далее.

За рулем я люблю слушать радиостанции Палестинской автономии. Я многое узнаю о палестинском обществе. Например, выступает профессор из университета, расположенного в Рамалле: евреи мол придумывают свою историю, фальсифицируя археологические ее подтверждения. Каким образом? Профессор на полном серьезе рассказывает, что евреи по ночам закапывают исторические артефакты возле Храмовой горы, а утром возвращаются и провозглашают: "Смотрите, я нашел тут монету эпохи Второго Храма!".

В одном из интервью вы сказали, что вас и других израильтян приглашают в эфир арабских телеканалов в качестве "мальчиков для битья".

У меня есть большой опыт взаимодействия с телеканалом Би-би-си на арабском языке. Цель ведущих в студии – не столько интервьюировать израильтян, сколько их высмеивать, пытаться сбить с толку. Да, ты ощущаешь себя боксерской грушей: тебя пускают в эфир, не дают договорить, игнорируют. Буквально недавно в передаче участвовали египтянин, американец и я. Египтянин поздоровался с ведущим передачи и американцем, американец поздоровался с египтянином и ведущим. Обо мне никто и не вспомнил.

Журналистские стандарты того или иного канала обязывают интервьюировать вторую сторону. Но это не означает, что там хотят выслушать израильскую точку зрения. У меня спросили, что будет с Палестинским государством. Я сказала: "Палестинцы не хотят государства. У них было немало возможностей для этого, и в 1936-м, и в 1947-м, и в 2000-м годах. Они всё отвергли. Они хотят разрушить Государство Израиль, они хотят, чтобы нас тут не было". Ведущие очень разозлились, весь лоск и вежливость тут же исчезли. Когда я назвала боевиков ХАМАСа, насиловавших и убивавших 7 октября, "животными", меня тут же прервали: "Вы нарушаете нормы Би-би-си".

Там часто задают вопросы о конфликтах и расколе в израильском обществе, о спорах в правительственной коалиции. Даже если пройдет демонстрация из десяти человек, она попадет в заголовки. Я объясняю, что Израиль – демократическая страна, у нас свобода мнений, можно выходить на демонстрации. Арабские масс-медиа этого не понимают. С их точки зрения, если люди вышли на протест против правительства – всё, Израилю конец.

Есть что-то, что вам нравится в арабских СМИ? Стиль подачи материалов, профессионализм в не связанных с конфликтом темах?

Для арабской культуры характерно уважение, даже чрезмерное по израильским понятиям. У нас на радио и телевидении привыкли отпускать шуточки, саркастически относиться к собеседнику. Арабские ведущие сначала здороваются с собеседником, спрашивают: "Как дела, как ваше здоровье?". Такой пинг-понг, обмен приветствиями, и в СМИ, и при личном общении. Даже если от собеседника не в восторге. Нам не помешало бы это перенять, хотя бы частично, не сразу набрасываться с вопросами.

Считается, что разъяснительная работа на арабском – слабое место израильского госсектора. Был ли у вас опыт взаимодействия с соответствующими структурами?

Мое первое знакомство с официальной израильской пропагандой было неудачным. Министерство иностранных дел искало людей, знающих арабский. Я откликнулась, и тогда мне прислали список тезисов, один глупее другого: "Израиль – страна высоких технологий, Израиль мечтает о мире" и тому подобное.

Когда ты ведешь дискуссию, заявления должны быть четкими, поражающими болевые точки противника. На войне как на войне. Когда ты пытаешься выглядеть солидно, по-государственному, рассказывать, как много хорошего Израиль сделал, это не производит никакого впечатления. В Иордании открыли ресторан "Седьмое октября". Потом вывеску убрали, но параллельно возникло 5 мест с этим названием – супермаркет, курьерская служба, еще что-то. Я сотрудничаю с Иерусалимским центром по связям с общественностью (JCPA), помогаю придумывать сюжеты для карикатур – в арабском мире этот жанр очень популярен. Йонатан Махбурд нарисовал карикатуру: ресторан "Черный сентябрь" (речь идет о сентябре 1970 года, в ходе которого иорданская армия разгромила боевиков ООП). Мы хотели показать палестинцам в Иордании, как чувства у них вызвал бы израильский ресторан с таким названием.

Израильтяне искренне не понимают: мы такие милые, "нация стартапов", почему нас не любят? А ведь речь идет о конфликте цивилизаций. Истоки конфликта куда более глубоки, чем спор из-за квадратных километров земли. С точки зрения фундаменталистского ислама, Запад и Израиль угрожают мусульманским ценностям. Почему были теракты 11 сентября в США?

Когда человек воспитывается в определенном ключе, его что-то должно реально потрясти, чтобы он изменил свои взгляды. Да, есть мусульмане, которые эмигрировали на Запад и со временем поняли, что евреи – это не какие-то рогатые чудовища, которые контролируют мир. Были арабские журналисты, которые стали выступать против ХАМАСа после просмотра роликов с резни 7 октября. Но представьте ребенка в Иране, который ежедневно в школе вместе с одноклассниками скандирует: "Смерть Америке, смерть Израилю". Трудно будет изменить его мировоззрение.

А мировоззрение палестинцев?

Мы долгие годы не обращаем внимание на то, чему учат детей в школах Восточного Иерусалима. Это экстремистские, антисемитские материалы, благодаря которым осуществляется промывка мозгов, внедряются антиизраильские и антисемитские посылы. Мы от этого абстрагировались: "Да ладно, потом эти школьники вырастут, будут работать в Израиле, их взгляды станут умеренными".

Израиль не обращал внимания на то, что преподается в школах и произносится в мечетях. Сейчас у нас есть поколение, которое выросло на юдофобских, практически нацистских теориях. "Братья-мусульмане" и ХАМАС переняли нацистскую идеологию. С точки зрения этого поколения, мир – это исчезновение Израиля.

Лишь сейчас, когда израильский араб публикует пост в поддержку ХАМАСа, на это обращают внимание, задерживают, допрашивают. Но если бы в Израиле был закон аналогичный принятому в Эмиратах, согласно которому запрещено публиковать тексты, в которых выражаются ненависть, поддержка террору, подстрекательство в отношении какой бы то ни было общины или сектора, и если бы за выполнением этого закона следили, включая тюремное заключение для нарушителей – арабов ли, евреев ли… Была бы тишина.

Люди привыкли, что писать можно всё, что угодно. Когда евреи посещают Храмовую гору, сразу появляются посты: "Сегодня столько-то евреев осквернили землю Аль-Аксы". Слова могут убивать. Как Израиль может с таким смириться? Если такой закон принять сейчас, наше положение, возможно, улучшится в следующем поколении. Возможно.

Что палестинские СМИ вкладывают в понятие "аль-ихтиляль" (оккупация)? 1967-й год или 1948-й?

Чтобы произвести впечатление на международное сообщество, палестинцы могут согласиться на государство в границах 1967 года. Но они будут хотеть границы 1948 года, от реки до моря. Послушайте то, что они говорят своему народу. Не на английском, а на арабском. Они никогда не признают Государство Израиль. С их точки зрения, нас не должно быть здесь. Это и написано в хартиях террористических организаций: вся земля Палестины принадлежит Вакфу. Черным по-белому.

Меня удручает тот факт, что глава военной разведки не знает арабского. В 1973 году израильская разведка перехватила сообщение: солдатам противника разрешили бриться и не поститься. В отрыве от контекста на сообщение не обратили должного внимания. Дело было в Рамадан, и такие послабления звучали экстраординарно. А на следующий день разразилась Война Судного дня.

Хорошо, израильтяне должны подучить арабский. Школьного курса хватит?

Если бы я ограничивалась школьными уроками, 3-4 часа в неделю, я научилась бы навыкам чтения и письма. Чтобы разговаривать, надо практиковаться. Языком надо заниматься постоянно, я делаю это по сей день. У меня есть записная книжка, в которую я заношу новые для меня выражения и поговорки.

Когда очередной интервьюер упомянул "израильскую агрессию и геноцид в Газе", я процитировала пословицу: "Алли ядук аль-баб, ясма аль-джаваб", "Тот, кто стучится в дверь, слышит ответ". 7 октября вы устроили бойню – ответ не заставил себя долго ждать.