// Израиль // 10 Июня 2024 г.

Свидетельства "черной субботы": "Никакой сценарий не готовил нас, что террористов будут тысячи"

время публикаци:
последнее обновление:

Пресс-служба полиции опубликовала видеоролик с рассказом главы полицейского участка Офакима подполковника Ниви Оханы о событиях "черной субботы": Охана руководил эвакуацией молодых людей с фестивальной площадки Nova и участвовал в боях с террористами в Офакиме, он был ранен, получил помощь и вернулся в свой город, ставший в тот день полем боя.

"Здесь погибли около 400 человек – почти детей, – рассказывает Ниви Охана на фоне мемориала с фотографиями погибших на фестивале Nova. – Но нельзя забывать, что отсюда спаслись 3000 человек: они спаслись не случайно, они спаслись благодаря героизму сотрудников полиции, которые сражались, погибали и эвакуировали людей".

Ниви Охана сообщил, что примерно за три недели до "черной субботы" 7 октября в полицию обратились с просьбой о проведении фестиваля на кемпинге кибуца Реим. В пятницу вечером ворота были открыты, начали прибывать участники фестиваля Nova. Под проведение фестиваля был выделен кемпинг, предназначенный для отдыхающих с палатками.

Такими были и гости Nova, планировавшие с первым проблеском зари начать вечеринку. Но в 6:27 начались обстрелы.

"Отсюда мы видели, как ракеты летят на всю страну, – рассказывает Охана. – Я побежал к сцене, схватил микрофон у диджея, выключил музыку, сообщил публике о завершении фестиваля и отдал приказ полицейским обеспечить экстренные выходы людей, в том числе просто снося ограду".

Ниви Охана приказал своим подчиненным начать эвакуацию людей с фестивальной площадки: полицейским пришлось обходить палатки, будить людей и некоторых буквально силой поднимать и отправлять к выходам. "В первые 40 минут террористы не появлялись, – делится полицейский. – На первом этапе, когда террористов еще не было видно, мы сумели вытащить отсюда 2500 человек".

Охана подчеркивает, что благодаря усилиям полицейских, охранников и распорядителей, которые силой вытаскивали людей, удалось избежать еще больших жертв, чем понесли фестивальные площадки.

"Тут мне поступило сообщение о стрельбе в районе фермы Таль-Ор в сторону перекрестка Урим, о том, что расстреляли автомобиль, – продолжает Охана. – В эту минуту я объявил код "Параш плешет" (армейский и полицейский код о чрезвычайной ситуации, связанной с проникновением противника, – прим. ред.).

По словам Ниви Оханы, по дороге к Офакиму он видел тела людей на обочинах и на проезжей части. "Мы выходим из машины, и я вижу полицейских в штатском, я знаю этих людей, они живут здесь, в этом районе, – продолжает Охана. – Выбежали, кто в чем был – с пистолетами, в тапочках, в шортах".

На определенном этапе полицейские увидели террориста, первого в тот черный день. Он был на расстоянии примерно 40 метров, полицейские начали перемещаться в его направлении, и тут террористы бросили гранату. "Я успел крикнуть – народ, граната, всем лежать, – и получил осколки в плечо", – делится Охана.

Охана доложил о ситуации в диспетчерский центр, подчеркнув о необходимости срочно выслать подкрепление в Эрез, где всего три полицейских с крайне ограниченным запасом боеприпасов. Затем сотрудники полиции приступили к уличным боям с террористами на улицах своего родного Офакима. Раненый Охана был отправлен в какой-то дом, где ему оказали медицинскую помощь, а оттуда на полицейском джипе его отвезли в больницу "Сорока".

"Я был уверен, что бой был только в Офакиме, – признается Ниви Охана. – А там вдруг вижу пострадавших со всего региона. Видел там своих знакомых полицейских вообще из других мест, спрашиваю, где их ранило. Одного в Яхини, другого в Сдероте, третьего в Нетивоте… Тут я и понял, что это совсем другая история".

Бой в Офакиме завершился примерно в 14:00. Примерно 35 террористов сдались и были арестованы, их посадили в автобус, зафиксировали. "Они привезли их ко мне в участок и просто высадили 35 связанных террористов", – рассказывает Охана. Затем он вернулся на фестивальную площадку возле Реим.

"То, что я там увидел – это был кромешный ад, – признается глава полицейского участка Офакима. – Со всем, что у нас было, мы ходили по кустам, пытались найти тех, кто выжил, кто спрятался. Здесь ведь были чудесные люди, молодые, прекрасные, так приятно было любоваться на них в ночь фестиваля… И вот они погибли в этой бойне".

Ниви Охана отмечает, что во время учений по сценарию о проникновении террористов силы безопасности отрабатывали сценарий о прорыве максимум десятков боевиков. Здесь же их были сотни и тысячи, и никакой сценарий к этому не готовил. "Но при этом полицейские геройски сражались по всему фронту, и немногие солдаты, которые присоединились к нам, – заключает Охана. – Думаю, каждый, кто был здесь, сделал все что мог".