// Экономика // Понедельник, 13 апреля 2020 г.

О проблемах детских садов в период карантина. Рассказывает Мири Кункес

время публикаци:
последнее обновление:

Редакция NEWSru.co.il продолжает публикацию серии бесед с представителями малого и среднего бизнеса, частными предпринимателями, пострадавшими в результате введения жестких карантинных мер в рамках борьбы с эпидемией коронавируса.

На наши вопросы отвечает хозяйка бат-ямского детского сада "Кохавим" Мири Кункес.

Беседовала Алла Гаврилова.

Расскажите немного про себя и про ваш детский сад.

У меня ясли (паутон) для детей до трех лет и небольшая группа продленного дня для их старших братьев и сестер, которых мы забираем после обеда из подготовительной группы детского сада.

Я выросла в семье учителей, окончила пединститут, работала в Кишиневе в еврейской школе. А в Израиль приехала с полугодовалым малышом на руках, и детский сад я открыла прежде всего для него. Потом в нем выросли еще трое его младших братьев и сестер. Сейчас нашему садику уже больше 20 лет.

Сколько в "Кохавим" воспитателей? Садик русскоязычный?


Всего нас пятеро – я и еще четыре человека. Но плюс к этому у нас каждый день как минимум по одному кружку, которые ведут приходящие учителя. Садик двуязычный. Иврит у нас основной и все занятия проводятся на иврите, но у нас есть и дети из семей новых репатриантов, поэтому мы говорим в садике и по-русски.

В какой ситуации ваши ясли оказались сейчас?

Впервые за эти 20 с лишним лет мы закрыты не на каникулы и не на праздник. Мы работали всегда, в том числе во время войны, поскольку у нас есть бомбоубежище. Тем более, что рядом с нами больница "Вольфсон", и там работают многие наши родители. В любой ситуации мы всегда находили возможность продолжать работать. То же самое касается и большинства моих коллег. Ни у кого из нас не было готового решения – ни для разговоров с родителями, ни для финансовых проблем. Нам всем пришлось до предела напрячь все наши душевные ресурсы, чтобы выдержать натиск родительских вопросов. Мы ведь все лишены на длительное время возможности предоставлять свои услуги, а родители платят очень ощутимые суммы за детские сады. При этом хозяева детских садов продолжают платить аренду и, в большинстве городов, в том числе в Бат-Яме, не отменена и не отсрочена выплата "арноны".

Кроме аренды и арноны есть еще множество текущих и не таких явных трат, которые обычно расписаны на 12 месяцев. Это и страховка, и плата за противопожарную безопасность, выплаты за оборудование, инвентарь, материалы на весь год, бытовые счета и так далее.


Что касается моих работников, то в неоплачиваемый отпуск могут уйти далеко не все. У меня работают два пенсионера (мои родители), которым не положено обычное пособие по безработице, а также новая репатриантка, которая только начала работать и которой тоже пособие пока не положено. Естественно, я не могу бросить этих людей.

Это что касается ваших расходов. А что с оплатой садика? Вы продолжаете взимать деньги с родителей?

С большинством родителей мы пришли к соглашению. Я снимаю с них деньги за апрель, но за это отработаю весь август. Обычно в августе наши ясли закрыты. Но это соглашение действительно только в том случае, если мы начнем работать после Песаха. Если после праздников садик не откроется, я не смогу, конечно, брать с родителей деньги.

Еще один пример не очень явного ущерба – это новые дети, которые обычно приходят в садик после Песаха. У меня было записано шесть новых детей, но теперь неизвестно, придут ли они или же их родители до тех пор возьмут няню или прибегнут к другим вариантам.

В любом случае, я в довольно неплохом положении относительно большинства коллег. У меня никогда нет свободных мест – настолько, что я перестала давать рекламу уже со второго года работы. Ко мне приводят младших братьев, сестер, племянников, возят детей из других городов. И большинство моих клиентов могут сейчас продолжать платить. Но если у людей нет денег, если их отправили в неоплачиваемый отпуск, если они сейчас еле сводят концы с концами, то им не до садика – им бы детей прокормить и за квартиру заплатить. И родителям, которые оказались в такой ситуации, я, конечно, ни о каких платежах не заикаюсь.

У многих моих коллег нет такого стажа, некоторые только открылись, у некоторых другая клиентура. И тут каждый пытается выкрутиться, как может. Есть ассоциации владельцев детских садов, которые ищут возможность помочь, но пока никакой конкретной поддержки наша отрасль не получает.


Вы не получаете никакую помощь от государства?

К сожалению, я, как и очень многие мои коллеги, оказалась между стульями, поскольку не прохожу по установленным для владельцев малых бизнесов критериям, которые, очевидно, писал очень умный человек. У большинства моих коллег доход за 2018 год либо на тысячу меньше, либо на тысячу больше.

В принципе, понятно, что безразмерного бюджета на финансовую поддержку всех малых бизнесов, оказавшихся в сложной ситуации в связи с карантином, у государства нет. Возможно, государство могло бы помочь нам иным способом – включить детские сады в список учреждений, которые после карантина откроются одними их первых. Это и логично, потому что если родители начнут выходить на работу, то им нужно будет обеспечить присмотр за детьми. Речь же идет не о школьниках, которых можно хотя бы на пару часов оставить дома. Это тоже не самое простое решение с точки зрения логистики и организации защищенного пространства, но оно могло бы позволить нам продолжать функционировать.

Какими вы видите последствия этого кризиса для вашего и других подобных бизнесов?

Мы все однозначно несем огромные потери. Не все дети вернутся в сады, кто-то предпочтет досидеть дома до сентября, особенно семьи, где один из родителей потерял работу. Какие-то сады после карантина уже не смогут открыться. Кто-то был вынужден взять ссуды, а это неминуемо означает повышение цены для родителей. Кроме того, те из моих коллег, которые оказались сегодня без финансовой подушки, поняли, чем это грозит, и неминуемо будут повышать цены, чтобы таким образом нарастить "защиту" на случай следующего кризиса. Во многом последствия кризиса лягут на плечи родителей.


Но помимо денежных трудностей есть и другие, не менее существенные. Дети, отвыкшие от детского сада, вернутся после карантина все одновременно, и это будет очень напряженный период. Почему после Песаха ко мне должны были прийти новые дети? Я, как и многие мои коллеги, берем всех новеньких не первого сентября, а пытается растянуть прием от Песаха до Суккота, чтобы хватало внимания на каждого ребенка, чтобы у каждого был индивидуальный период привыкания – такой, как нужно данному конкретному малышу. Ведь кому-то нужно больше быть на ручках, кому-то – чтобы с ними посидела мама. И обычно у нас есть возможность обеспечить каждому это индивидуальное привыкание, а сейчас это будет тяжело, потому что родителям нужно будет в буквальном смысле нестись на работу, и возможности приводить по началу ребенка в сад на час-два не будет. Этот период надо будет пройти с минимальным ущербом для всех. Я обязательно буду использовать все возможности, чтобы хоть немного облегчить детям стресс, который им, к сожалению, предстоит.

Сейчас, пока садик закрыт, вы как-то поддерживаете связь с детьми?

Обязательно. Я записываю для них видео, читаю книжки, стихи. Накануне Седера я успела заехать в садик и поснимать там видео, чтобы родители могли показать детям, а те вспомнить, где что находится. Где игрушки, погремушки, качели. Чтобы они были хоть чуть-чуть готовы к возвращению.



- Обсудить на странице NEWSru.co.il в Facebook

За нашими публикациями можно следить в следующих социальных сетях и мессенджерах (указана активная ссылка на страницу):


FACEBOOK TELEGRAM TWITTER ВКОНТАКТЕ ОДНОКЛАССНИКИ

Подписывайтесь на наши новости. Мы признательны вам за внимание и доверие.